c05a6d3a

Хоаг Тами - Приманка Для Мужчин



ПРИМАНКА ДЛЯ МУЖЧИН
Тэми ХОУГ
Анонс
После скандального развода с мужем Элизабет Стюарт приезжает в маленький провинциальный городок, чтобы начать жизнь сначала, и становится владелицей городской газеты.
Элизабет и ее сын-подросток - непрошеные гости в тихом городке Стилл-Крик. Все здесь, включая шерифа, относятся к чужакам с неприязнью. Элизабет особенно почувствовала это после того, как обнаружила на стройке за городом труп известного в городе предпринимателя и начала собственное расследование убийства.
Ните и Андреа за то, что верили,
Помогали, заставляли...
Спасибо вам.
Чем глубже река, тем спокойнее течение.
Латинская пословица
ГЛАВА 1
- Жизнь - дерьмо, а потом все равно подыхать, - пробормотала Элизабет Стюарт, когда высокий тонкий каблук подвернулся на камешке. Жаль итальянских босоножек. Оступившись, она чертыхнулась с естественностью уроженки техасского ранчо и, кривясь от боли, заковыляла дальше.

Ничего, не развалится, дойдет. После всего, чем уже успела порадовать жизнь - два развода, не считая прочих бед, обид и разочарований, которых было больше, чем острых камней на мерзкой дороге, - это просто мелочи. И сравнивать нечего.
Слезы на глазах все-таки выступили, с этим Элизабет ничего не могла поделать. Именно такие мелочи и добивают. Можно стиснуть зубы, напомнить себе, что ты сильная, пережить, что тебя позорно, унизительно бросил тот, кого ты клялась любить и уважать до гробовой доски, но заставить тронуться с места замерший у обочины музейный экспонат шестнадцатилетней давности и доехать наконец до жалкой развалюхи, которую приходится теперь называть домом? Это уже слишком!
Она фыркнула, вытерла нос и действительно стиснула зубы, чтобы не заплакать. Господи помилуй, стоит только начать плакать по пустякам, плотина рухнет и хлынут слезы, тогда и утонуть недолго, не говоря уж о том, что потечет тушь "Элизабет Арден", а ее почти не осталось, и новую купить удастся не скоро.

Жизнь продолжается, напомнила себе Элизабет, отчаянно моргая, чтобы загнать слезы обратно. Жизнь продолжается, несмотря на развод с Броком Стюартом, застрявший в кювете древний "Эльдорадо" и все то дерьмо, которым мерзавка-судьба щедро усыпает ее жизненный путь.

Надо только идти дальше, шаг за шагом, а во что вляпаешься по дороге, совершенно неважно. Левой, правой - и больше ни о чем не думать. Или лечь, свернуться клубочком и ждать конца.
"Эльдорадо" притулился в километре позади у обочины, как свалившийся с лошади пьяный ковбой. Элизабет в последний раз оглянулась, сдвинула брови и зашагала дальше. Забудь она хоть ненадолго, что зла на весь мир, наверное, залюбовалась бы тем, что видит.

Если на западе Техаса, где она росла, природа была дикой и угрюмой, то здесь, на юго-востоке Миннесоты, все дышало миром и покоем. Почти Вермонт, только без гор.

Холмистая равнина переливалась всеми оттенками молодой зелени; кукуруза, овес, сочные дикие травы волновались под легким вечерним ветерком. Кое-где однообразие полей нарушали зеленые островки деревьев. Ветер шевелил кроны кленов и дубов, обнажал серебристую изнанку тополиной листвы.
К югу холмы переходили в долину извилистой речушки Стилл-Крик, так же назывался и близлежащий городок. Речка, точнее - заводь, была мелкая, грязноватая, с пологими берегами и всего-то метров шести в ширину. Над ней кружили тучи стрекоз; плакучие ивы почти смыкались наклоненными друг к другу вершинами, опустив к самой воде тонкие, гибкие ветви с узкими ленточками листьев. В засушливом Техасе Стилл-Крик непременно именовал