Библиограф - зарубежные авторы. Выпуск 113


c05a6d3a

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 113 из серии "Библиограф - зарубежные авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки зарубежных от нас поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 225. Хобана И. - Холланек А.

В этой главе опубликовано


Ховард Жозеф - Дэмьен
Карл Бугенгаген, всемирно известный археолог, нервничал. Он, как
крот, ход за ходом буравил землю. Но волновался Бугенгаген совсем не
потому, что забрался так глубоко. Напротив, ему нравилось здесь. Прохлада
и сумрак будоражили приятные воспоминания. Стояла гробовая тишина.
Внезапно археолог услышал какие-то шорохи. Бугенгаген был не из
пугливых. Ему давно уже перевалило за пятьдесят, но Карл по-прежнему
оставался в форме: рослый и крепкий, литая шея и мускулистые плечи были
точь-в-точь как у древнегреческих атлетов. Поседевшие волосы и борода
вкупе с пронзительным и загадочным взглядом придавали ученому сходство с
каким-то ветхозаветным пророком. Отчасти это внешнее сходство являлось
истинным. Ибо Бугенгаген искал здесь, в недрах израильской земли,
доказательства существования Дьявола.
Услышав шорох, Бугенгаген вздрогнул. Каждой клеточкой он ощутил
угрозу со стороны своего могущественного противника. Археолог уже давно
предчувствовал, что станет очередной жертвой в кровавом списке несчастных,
пытавшихся предупредить мир о страшной опасности. Более того, у Дьявола
была и особая причина избавиться от Бугенгагена, ведь ученый уже пытался
убить ЕГО.
Сам археолог не нуждался ни в каких доказательствах. Все его
подозрения оказались сущей правдой. Но ему необходимо было убедить в ней
своего помощника Майкла Моргана - только так можно было сохранить эти
страшные сведения. Бугенгаген слишком ясно отдавал себе отчет в том, что,
покусившись на жизнь Антихриста, он не сможет избежать мести Дьявола.
Накануне они с Морганом сидели в уютном прибрежном кафе и наблюдали,
как под их ногами на прохладном плиточном полу удлиняются тени.
Поначалу Морган не поверил Бугенгагену. Карл прекрасно понимал, что
здесь необходимы только факты. И сейчас, в этом калейдоскопе ярчайших
средиземноморских красок, когда солнце, заваливающееся за синюю водную
гладь, дробило ее на огненно-рыжие осколки, а белоснежные каменные стены
древнего израильского города Эйкра, отражая, струили мягкий закатный свет,
Бугенгагену пришла вдруг мысль, не сошел ли он просто с ума.
Но следом за этой внезапно мелькнувшей мыслью он услышал в своем
мозгу голос, убедивший археолога в том, что, находясь в здравом уме, он
осенен свыше знанием и ответственность за это знание камнем лежала на его
плечах.
Бугенгаген из кожи вон лез, пытаясь убедить скептически настроенного
Моргана в правдивости своего рассказа. Но если Майкл всего-навсего
сомневался, то уж его очаровательная подружка всем своим видом показывала,
что не верит ни одному слову археолога. Бугенгагена вообще раздражало ее
присутствие, но он нисколько не удивился, заметив рядом со своим
помощником женщину, он просто разозлился.
Ее звали Джоан Харт. Броская особа с сияющими глазами и каштановыми
волосами. Если бы Бугенгаген был помоложе, такая фемина вполне могла бы
сразить его наповал. Но во времена его молодости женщин, похожих на Джоан
Харт, просто не существовало. Джоан была фоторепортером, о чем при первой
же возможности сообщала каждому встречному. Мимолетное знакомство
скреплялось в довершение всего крепким рукопожатием и профессиональной
улыбкой. Неизгладимое впечатление на собеседника производила и манера
Джоан одеваться. Ее костюм от лондонского портного, сшитый, вероятно, по
сногсшибательной цене, напоминал о временах Хемингуэя. Бижутерию она
предпочитала огромных размеров, кроме нее на шее у Джоан всегда болталась
пара фотоаппаратов


Хоаг Тами - Плач Волчицы
Хоаг Тами - Приманка Для Мужчин
Хоаг Тами - Темный Рай
Хоаг Тами - Тонкая Темная Линия
Хобана Ион - Лучший Из Миров
Хобана Ион - Своего Рода Пространство
Хобб Робин - Безумный Корабль
Хобб Робин - Волшебный Корабль (Сага О Живых Кораблях - 1)
Хобб Робин - Волшебный Корабль
Хобб Робин - Золотой Шут
Продолжение главы 225

Глава 226. Холли Д. - Хортон Н.

В этой главе опубликовано


Холт Виктория - Дочь Обмана
Мне часто приходит в голову мысль о том, насколько иначе сложилась бы моя жизнь, если бы не появление в ней Лайзы Феннел, повлекшее за собой столь драматические последствия. Я не перестаю удивляться тому обстоятельству, что, не окажись люди в одном и том же месте в какой-то момент, они, возможно, никогда бы не узнали о существовании друг друга, и жизнь их потекла бы совсем по другому руслу.
Не могу себе представить, что во всем Лондоне, да если уж на то пошло, во всей Англии, нашелся бы другой такой дом как наш. Я всегда сознавала, что это необыкновенное счастье — быть частью этого дома, в котором царила веселая, беспечно пренебрегающая условностями, неподражаемая и восхитительная Дезире.
В то время общественному положению придавалось огромное значение во всех сословиях, и строгие правила поведения одинаково неукоснительно соблюдались как среди слуг, так и в высших кругах. Но для Дезире они не существовали. К Кэрри, девочке-служанке, она обращалась так же, как к экономке миссис Кримп, что не всегда вызывало одобрение со стороны самой миссис Кримп, но Дезире не замечала этого.
— Привет, Кэрри! Ну, как поживаешь, моя дорогая? — бывало спрашивала она, встречая девочку в доме.
Все были «дорогими» и «милыми» для Дезире, и Кэрри просто таяла от удовольствия.
— У меня все хорошо, мисс Дейзи Рей, — обычно отвечала она. — А вы сами-то как?
— Держимся, держимся, — улыбаясь, говорила Дезире и делала вид, что не заметила неодобрительный взгляд миссис Кримп.
Все в доме любили Дезире — за исключением двух гувернанток, приехавших к нам, когда мне было пять лет, чтобы обучать меня. Одна из них уехала уже через несколько месяцев, потому что в наш дом гости приходили и уходили, сменяя друг друга, до поздней ночи, а ей требовался отдых. Вторая перешла от нас к какому-то графу, чтобы обучать его дочь, что больше соответствовало ее представлениям и ожиданиям.
Но большинство людей, поняв, что этот дом не похож ни на один другой, неизбежно попадали в плен обаяния Дезире: Марта Ги — с какой-то грубоватой нежностью; миссис Кримп — поджав губы и бормоча себе под нос: «Что же дальше, хотелось бы мне знать?»; горничная Дженни — с пылким обожанием, потому что сама втайне мечтала стать второй Дезире; а Кэрри — с ничем незамутненным восторгом, потому что еще никто в ее жизни не давал ей почувствовать собственную значимость. Ну, а Томас, кучер, был просто искренне предан хозяйке, считая, что такая знаменитость как Дезире может вести себя немного странновато, если ей этого хочется.
Что же касается меня, Дезире была смыслом моей жизни.
Я вспоминаю один случай, тогда мне было года четыре. Однажды я проснулась ночью, возможно, разбуженная голосами и смехом, доносившимися снизу. Я села на кровати и прислушалась.

Дверь, ведущая из моей спальни в комнату няни, была открыта. Я подкралась к двери, увидела, что няня преспокойно спит, одела халатик и шлепанцы и спустилась по лестнице вниз.


Холланек Адам - Очко
Холланек Адам - Фаустерон
Холли Джоан Хантер - Летающие Глаза
Холли Джоан Хантер - Похитители Умов
Холли Джоан Хантер - Тёмная Планета
Холли Эмма - Запретный Плод
Холлидей Бретт - Порочнее Ада
Холлидей Ганн - Одиночка Со Значком Шерифа
Холлидей Ганн - Самый Меткий
Холлидей Сильвия - Как Утреннее Солнце
Продолжение главы 226